A Day in the Life of the
SOVIET UNION
30 ЛЕТ ФОТОПРОЕКТУ

15 мая 1987 года
Состоялся грандиозный фотопроект с участием
50 зарубежных и 50 советских фотожурналистов.
"Один День из жизни Советского Союза" 15 мая 1987 год.
Охотник Михаил Дегтярев. Арктика. Фото: Павел Кривцов
Обложка уникального издания разошедшегося по всему миру тиражом 540 000 экземляров.
Один день из жизни …

Всегда интересно сделать «срез» жизни человека, а тем более – страны, или даже всего мира. Первый такой проект – «День мира» – был реализован в 1935 году в нашей стране по инициативе Максима Горького. Из нескольких сотен килограммов газет за 27 сентября 1935 года, поступивших со всего света, были отобраны сообщения, объявления, статьи, иллюстрации и карикатуры. Собранные вместе, они рассказывают, чем жили люди на планете в этот день.

Идея сделать фоторепортаж об одном дне жизни одной страны после «Дня мира», казалось бы, лежала на поверхности. Но осуществилась она гораздо позже – только в 80-х годах прошлого уже века.

Молодому американцу – фотокорреспонденту Рику Смолану (Rick Smolan) – пришла в голову безумная идея: отправить в Австралию сто самых известных фотографов мира, чтобы в один день в разных уголках снять жизнь этой страны. И надо отдать ему должное, в 1981 году Рик этот проект осуществил. Так родилась книга «A Day in the Life of Australia». Потом были другие страны – Канада, Япония, США, СССР...

Съемка проекта «A Day in the Life of the Soviet Union» прошла 15 мая 1987 года, после трех лет переговоров с представителями от Советского государства. Партнером с нашей стороны выступало Агентство Печати «Новости» Работали 50 х 50 – пятьдесят наших корреспондентов и пятьдесят западных. Кроме этого, в качестве сопровождающих было задействовано еще 50 наших журналистов.

Западные корреспонденты получили беспрецедентную на тот момент свободу съемок в нашей стране. В тот день была проделана колоссальная работа, отснято более 127 000 кадров. И сделана очень интересная фотокнига («A Day in the Life of the Soviet Union», Collins Publisher) с 250 фотографиями, тираж которой превысил 540 000 экземпляров.

Василий Прудников (РУСС ПРЕСС ФОТО).
групповой снимок
участников проекта
после высадки аллеи
на воробьевых горах.
СОВЕТСКИЕ ФОТОГРАФЫ
A Day in the Life of the Soviet Union
Юрий Абрамочкин
Виталий Арутюнов
Виктор Ахломов
Борис Бабанов
Дмитрий Бальтерманц
Виктор Великжанин
Юрий Винделин
Владимир Вяткин
Игорь Гаврилов
Николай Гнисюк
Фридрих Гринберг
Сергей Гунеев
Александр Гущин
Дмитрий Донской
Александр Земляниченко
Юрий Иванов
Николай Игнатьев
Юрий Кавер
Борис Кауфман
Вячеслав Киселев
Геннадий Копосов
Виктор Корнюшин
Юрий Королев
Павел Кривцов
Владимир Лагранж
Александр Макаров
Олег Макаров
Александр Маклецов
Анатолий Морковкин
Владимир Первенцев
Валерий Плотников
Роман Подерня
Сергей Подлеснов
Александр Поляков
Владимир Пчелкин
Михаил Романов
Владимир Родионов
Виктор Рудько
Сергей Самохин
Александр Сенцов
Владимир Сёмин
Иван Сирота
Феликс Соловьев
Юрий Сомов
Александр и Григорий Томбулиди
Ян Тихонов
Владимир Федоренко
Лев Шерстенников
Виктор Чернов
Владимир Чистяков
Сергей Эдишерашвили
Марина Юрченко
ИНОСТРАННЫЕ ФОТОГРАФЫ
A Day in the Life of the Soviet Union
Eddie Adams
James Balog
Letizia Battaglia
Nicole Bengiveno
Michatl Benson
Torin Boyd
Aaron Chang
Paul Chesley
Jodi Cobb
Anne Day
Jay Dickman
Gary Eisenberg
Pat Field
Dana Fineman
Janusz Fogler
Gerrit Fokkema
Frank Fournier
Rudolf Frey
Raphael Gaillarde
Diego Goldberg
D. Gorton
Arthur Grace
Ivo Hadjimishev
Dirck Halstead
Oleg Homola
Frank Johnston
Graciela Iturbide
David Hume Kennerly
Douglas Kirkland
Steve Krongard
Jean-Pierre Laffont
Frans Lanting
Sarah Leen
Andy Levin
Gerd Ludwig
Mary Ellen Mark
Stephanie Maze
Dilip Mehta
Claus C. Meyer
Wally McNamee
Corneliu Mocanu
Rogelio Mor
Jan Morek
Matthew Naythons
Seny Norasingh
Graeme Outerbridge
Bill Pierce
Larry C. Price
Nikola Radosevic
Rodger Ressmeyer
Jim Richardson
Galen Rowell
Sebastio Salgado
Bern-Horst Sefzik
Neil Slavin
Rick Smolan
Andrew Stawicki
George Steinmetz
Patrick Tehan
Tomasz Tomaszewski
David C. Turnley
Peter Turnley
Magsarym Tserenzhamts
Jerry Valente
John Vink
Grace Kennan Warnecke
Lajos Weber
Mark Wexler
В конце весны 1987 года новости распространились как пожар через международные сообщества по фотожурналистике. Невозможное в скором времени должно было стать возможным. Три года переговоров и команда журнала «Один день из жизни» в конце концов получила разрешение фотографировать Советский Союз. Для 50 первоклассных западных фотографов приглашение на съемки было самым желанным призом.
Они мечтали о билете, позволяющем присоединиться к 50 советским фотожурналистам, а затем разъехаться вдоль Советского союза, чтобы запечатлеть объекты, никогда до того невиданные на Западе. Кандидаты на роль участника со всего мира изучали карты Советского Союза. Даже названия городов создавали атмосферу загадки: Архангельск, Ленинград, Самарканд, Ташкент и Улан-Удэ. Это конечно же, должна была быть лучшая командировка в жизни. Появлялся шанс запечатлеть самую большую в мире нацию на пленку в течении одного дня.
Фотограф Рик Смолан и редактор Дэвид Коэн дали фотографам неожиданные (необычные) инструкции: оставить все предубеждения и избежать клише. Вместо этого сделать самую сложную вещь из всего, что делалось. Сделать нестандартные фотографии ежедневной жизни.
В 1987 году советские люди праздновали 70 годовщину Великой Октябрьской социалистической революции. Они вспоминали десятилетия войны и голода, завоеваний и достижений. Они также смотрели в будущее на стремительные перемены, пришедшие с новыми вождями и принесшие в жизнь открытость. В этот год Гласности фотографам из издания «Один день из жизни» был дан беспрецедентный доступ к советским домам, заводам, школам и даже тюрьмам. Они путешествовали во все 15 советских республик через 11 временных зон. Они рискнули попасть в места, которые были закрыты для чужих веками, и они вернулись с беспристрастными снимками ежедневной жизни людей.
"Один День из жизни Советского Союза" 15 мая 1987 год.
Минск, Белорусская ССР. Фото: Юрий Иванов
Жан-Кристоф Кастелли / Jean-Christophy Castelli :

Советский союз – это несомненно место, о котором больше всего говорят, но тем не менее, мало кто имеет возможность воочию его увидеть: это страна более чем сотни национальностей, несметных красот и городов с большой историей, с громадными территориями, не тронутыми человеком.
Но основные продаваемые изображения - это плакаты с Лениным и держащим руку будто в несгибаемом благословение над рядом танков на Красной площади и Политбюро – представляющее из себя не больше, чем полку, полную запылившихся старых идолов и бессмысленных предубеждений. Каждый из выезжающих глав московских бюро приезжает со своим впечатлением о настоящей России, но ни один западный фотограф до сих пор не смог сделать хорошие фотопортреты страны за долгие годы.

Советский Союз невероятно фотогеничен – беспрекословное доказательство этому отражено на данных снимках, но у него также присутствует патологический страх перед объективом. Это действительно страна, где одна фотография стоит тысячи слов – слов предостережений.

Поэтому посмотрите на эту информацию с правилами для иностранных граждан по фотосъемке на советской территории:
Запрещено фотографировать, зарисовывать все виды военной техники и военных объектов, морские порты, большие гидроэлектростанции, железнодорожные узлы, туннели, железнодорожные и автомобильные мосты, индустриальные предприятия, научно-исследовательские институты, проектные институты, лаборатории, силовые станции, радиомаяки, телефонные и телеграфные станции.
Запрещено снимать самолеты, делать длительное фотографирование земли с воздуха и делать зарисовки территории на расстоянии ближе чем 25 метров от границы.
На новой Нововоронежской атомной станции.
Фото: Rudolf Frey / Austria
Фото: Dilip Mehta, Canada
"Один День из жизни Советского Союза" 15 мая 1987 год.
Хабаровск. Фото: Dilip Mehta, Canada
Для многих советских фотографов – это первый выход к западному зрителю.
А для западных – шанс испытать границы возможного.
К моменту прибытия фотографов на место съемок новости о проекте достигли каждого уголка Советского Союза. В итоге многие фотографы были приняты как знаменитости.
Их ждал изысканный пир из местных деликатесов в виде головы козла или кумыса. Немногие задержались разве что пропустить еще по стаканчику, но все западные фотографы вернулись вовремя. Некоторым из наиболее удаленно находящихся советских граждан понадобилось больше времени (к моменту написания статьи один из них до сих пор находится на ледоколе у Северного Полюса). Они страдали от смены часовых поясов, выглядели исхудавшими от постоянной беготни или наоборот, набирали лишние килограммы от чрезмерных пиршеств. Их реакция менялась от восторга до прострации,
часто одновременно, но никогда безразличие, и подтверждение этому проглядывается почти во всех 127 000 кадрах, сделанных 15 мая 1987 года.

Спустя несколько дней в Мадриде группа ведущих фоторедакторов, включая троих советских граждан, при поддержке координатора по фотопленке Дженифер Эрвитт отфильтровали 240-страничную книгу от ошеломительного количества изображений. Итак, это был Советский Союз – не серый монолит из новостных журналов, а безгранично разнообразная и яркая страна.

Среди таких кадров есть запрещенные фотографии: бывший фотограф Белого Дома Дэвид Хьюм Кеннерли снял множество солдат; Франк Джонсон из Вашингтон Пост зафиксировал морской порт; Грейм Аутербридж был одним из многих фотографов, запечатлевших железнодорожные узлы; Джери Валенте снял впечатляющее промышленное предприятие; голливудский фотограф Дуглас Кирклэнд бродил в научно-исследовательских институтах, конструкторских бюро и лабораториях; австриец Рудольф Фрей отправился на атомную электростанцию; а Дэвид Тёрнли от Свободной Прессы Детройта (The Detroit Free Press) сел на вертолет и сделал тот окончательный «не надо» аэрофотоснимок.

Так или иначе, идея «беспрецедентного доступа» будет основной частью загадки «Одного дня из жизни Советского Союза» – несколько замечательных изображений из мест, ранее не доступных для фотографирования уроженцами стран Запада. Но что же эта книга, в конце концов, раскрывает? В случае успеха она продемонстрирует, что железнодорожная станция – это железнодорожная станция, даже если съемка требует специального разрешения властей. Вы увидите людей, спешащих с тяжелыми чемоданами, молодую мать, задремавшую на скамейке в ожидании Транссиба, советских солдат, целующих на прощание своих любимых… Самые обыкновенные сцены из жизни, запечатленные объективом мастера фотографии, раскроют общечеловеческие чувства в этой стране, любой другой стране.
«Один день из жизни Советского Союза» должен быть изначально и в дальнейшем уникальным фотодокументом, который не только отвечает на массу вопросов о Советском Союзе и, возможно задает еще столько же вопросов сам. Однако этот проект также был задуман, чтобы дать группе талантливых людей возможность поработать вместе над одним и тем же проектом и позволить Вам и другим фотожурналистам поучаствовать в захватывающем процессе, что стало видно по опыту предыдущих проектов «Один день из жизни».
Рик Смолан / Rick Smolan
Фотограф, журналист, автор проекта
A Day in the Life of the USSR
A Day in the Life of the Soviet Union
Рик Смолан
Обращение автора проекта к ведущим фотожурналистам мира - будущим участникам "Одного дня в СССР"
1 марта 1987 год
ОБРАЩЕНИЕ К ФОТОГРАФАМ
Организатор проекта Рик Смолан (Rick Smolan)
с самым трудным, но и самым интересным изданием
A Day in the Life of the Soviet Union.
Дорогой фотограф,

Я – американский внештатный фотограф, в течение последних 10 лет работаю в разных странах над заданиями из разных журналов, в том числе таких как Newsweek, Time, Fortune, The London Sunday Times, Stern и National Geographic. Я пишу Вам с предложением участвовать в фотопроекте, который я и Дэвид Коэн вместе решили организовать здесь в Москве.

Вот то, что мы решили сделать. Мы хотим пригласить 100 самых лучших мировых фотографов: 50 из стран Запада и 50 из Советского Союза и дать каждому из этих фотографов отрезок времени в размере 24 часов, чтобы заснять один будний день в Советском Союзе. Как результат будет издана книга в жестком переплете с названием «Один день из жизни Советского Союза».

В течение последних трех лет у нас было много деловых встреч и переписок с Советскими уполномоченными в Москве и Вашингтоне для попыток получить разрешение привезти ведущих мировых фотографов в Советский Союз. Каждый раз нам было вежливо отказано. Замысел послать в Советский Союз сто фотожурналистов с правом наличия большого степени свободны в действиях, казалась задумкой, на которую Советский Союз никогда не мог бы согласиться.

Прошлой осенью после того, как издание «Один день из жизни Америки» заняло первое место в списке бестселлеров по версии издательства «New York Times», нам позвонили из Советского посольства, чтобы сказать, что они готовы обсудить возможность выхода книги «Один день из жизни Советского Союза» более детально.


СССР претерпел огромные изменения за последний год благодаря политике гласности Генерального Секретаря Михаила Горбачева. Фотографам, которые согласятся работать над книгой «Один день из жизни Советского Союза» будет дан доступ поработать над темами, ранее являвшиеся темами-табу, а также в закрытых местах. Однако все-равно мы будем идти как по лезвию ножа, пока будем работать над этой книгой.

Люди будут ожидать, что «Один день из жизни Советского Союза» будет либо «отбелен» и будет отображение только хороших сторон страны, либо наоборот, в нем будут собраны "компроматы" против режима Советского Союза. Но, если мы хотим достигнуть успеха, наша работа не должна встать ни на ту, ни на другую сторону.

Как и предыдущие книги с названием «Один день из жизни», советский проект должен помочь освещать ни больше ни меньше, как только буднюю жизнь людей. Если какие-либо умозаключения и должны будут быть сделаны, то только самими читателями, которые будут свободно решать, о чем же им говорят фотографии из жизни советских людей.

«Один день из жизни Советского Союза» должен быть изначально и в дальнейшем уникальным фотодокументом, который не только отвечает на массу вопросов о Советском Союзе и, возможно задает еще столько же вопросов сам. Однако этот проект также был задуман, чтобы дать группе талантливых людей возможность поработать вместе над одним и тем же проектом и позволить Вам и другим фотожурналистам поучаствовать в захватывающем процессе, что стало видно по опыту предыдущих проектов «Один день из жизни».

Однако в отличии от наших предыдущих книг, «Один день из жизни Советского Союза» должен каким-то образом запечатлеть территорию, которая в пять раз больше Америки, территорию, которая включает в себя 15 республик, каждая из которых обладает своей собственной культурой и традициями. Создание всего за один лишь день цельной книги с аккуратным описанием жизни этих антогоничных людей кажется почти невозможным для осуществления.

Итак, в воскресенье 10 мая 1987 года Вы и Ваши коллеги из 20 стран прибудете в Москву. В пятницу 15 мая 1987 года каждый из вас сфотографирует одну из сторон советской жизни. По всей стране 100 фотографов будут соревноваться со временем, чтобы заморозить эту ранее не сфотографированную страну на пленке, имея один лишь день. Мы дадим каждому из вас индивидуальное задание, но Вы можете также фотографировать то, что привлечет Ваше внимание в течение этого дня. Задание – это всего лишь отправная точка.
Помните однако, мы не едем, чтобы делать окончательный вывод в отношении Советского Союза или чтобы запечатлеть все страну в один день. Вместо этого мы попросим Вас применить знания для выполнения одной из наисложнейших задач в фотографии – сделать нескучные фотографии обычных повседневных вещей.
Хотя этот проект стал возможен благодаря Eastman Kodak, Nikon Cameras, Pan American Airlines, Sony и Intourist, все спонсоры проекта понимают, что вы журналисты, и что они не вправе контролировать, что вы снимаете и что будет отобрано для книги. У каждого из вас будет свой личный гид, но каждый из гидов получил инструкцию позволять вам свободно фотографировать все, что вы захотите. Мы хотим, чтобы издание «Один день из жизни Советского союза» отражало честный взгляд на Советский Союз в 1980-х годах, а не было очередной книгой с образцовыми фермами, заводами, семьями. В тоже время мы не даем гарантии, что работы каждого фотографа будут представлены в книге. Это будет зависеть от того, будет ли у вас удачная съемка в день 15-го мая или нет.

В данный момент у нас есть штаты в Москве, Мадриде и Нью-Йорке, которые сейчас завершают последние приготовления к тому, чтобы все прошло гладко, когда Вы и другие фотографы прибудете на место. Если работа над этой сумасшедшей идеей выглядит привлекательной для Вас, ниже приведены несколько вещей, которые Вам нужно знать, и пара вещей, которые нам необходимы от Вас:

1) Биография. Не будьте слишком скромны. Нам нужно как можно больше информации о Вашей карьере фотографа: награды, выставки, опубликованные книги и так далее.
2) Пленка. Kodak снабдит Вас 50-ю кассетами с пленкой (Kodachrome 64 или 200 T-MAX-400). Мы бы хотели узнать Ваши требования к пленке заранее.
3) Международное перемещение: Вы получите билеты на авиалинии Pam Am из Вашего города до Москвы и обратно.
4) Транспортировка на месте: Вам будут предоставлены билеты на самолеты авиакомпании Аэрофлот, а также ассистент из АПН, переводчик, машина и водитель.
5) Соседи по комнате: Если вы остановитесь в отеле Интурист, Вы будете делить двухместный номер с коллегой без какой-либо оплаты.
6) Оплата: Все траты, включая воздушные и наземные поездки, будут совершены за наш счет. В качестве оплаты за один съемочный день Вы можете выбрать один из двух вариантов: либо получить гонорар наличными в размере 500 долларов, либо получить ручную кинокамеру Sony формата 8 mm. Также, Вы получите автофокусный фотоаппарат Nikon с объективом 35-70 мм.

Очевидно, что этот проект будет самым трудным из всех, которыми мы когда-либо занимались. Мы полностью осознаем насколько хрупок этот проект. Мы не уверены, возможно ли будет достичь успеха, которому мы так радовались с нашими первыми пятью книгами в стране, которая никогда не славилась открытостью для фотографов. Поэтому нам нужны люди Вашего уровня и опыта.

Мы надеемся, Вы дадите нам возможность воспользоваться Вашими знаниями и навыками, и верим, что вы будете в восторге от Советского Союза также, как и мы.

С наилучшими пожеланиями, Рик Смолан.
Распределение фотографов
по территории СССР
ИНОСТРАННЫЕ ФОТОГРАФЫ
ОБ УЧАСТИИ В ПРОЕКТЕ
Они организовали для меня фотосессию сварщика и его семьи в их квартире. Я смотрел на руки парня, было очевидно, что он не сварщик. Образ жизни не соответствовал возможностям сварщика. В доме был большой стереопроигрыватель, телевизор с большим экраном и все в таком роде. Я уверен, что он был партийным работником – семья была обеспечена.
По возвращении у меня был длинный откровенный разговор с гидом.
Я сказал ему, что мне надоело тратить время на подставу. Он спросил, что, на мой взгляд, выглядело ненастоящим. Я ответил, что сварщик определенно не сварщик. Он согласился и сказал, что рассердился на местного организатора за случившееся. Он сказал, что подобные инциденты и подорвали доверие иностранной прессы к Советскому Союзу.
Дирк Холстед / Dirck Halstead, American / Washington, D.C.
Утром я снимал на рынке и смутно чувствовал гвалт, нараставший за моей спиной. Переводчик подошел ко мне и сказал, «Я думаю, пора уходить». Я ответил, что хочу сделать еще несколько кадров и продолжал снимать. Он настаивал, чтобы мы ушли и потянул за рукав. Я повернулся и увидел, что к нам идет милиционер. Возможно, он подумал, что фотографировать хлеб в мусорном бачке представляется недопустимым. Несколько часов спустя я обедал с местным чиновником, которому в конце обеда кто-то что-то прошептал на ухо. Он повернулся ко мне и сказал, «Я так понимаю, с утра был скандал на рынке. Не беспокойтесь, милиционера нашли и наказали».
У меня было еще одно столкновение с полицией позже днем, когда машину, в которой мы ехали, остановили для досмотра. Блондин на заднем сидении вызвал подозрение милиции, и они задержали нас еще на какое-то время. Мы были в 12 милях от турецкой границы, я думаю, иностранцы их нервировали.
Цитата дня возникла, когда мы проехали мимо еще одной милицейской машины на обратном пути в город. Мой переводчик положил свою руку на желудок и сказал: «Каждый раз, когда я вижу милиционеров, у меня начинается идиосинкразия». Я бы сам не смог сказать лучше.
Джоди Кобб / Jodi Cobb, American / Washington, D.C.
Мне помогали двое гидов из Агентства печати «Новости»: гид из Москвы, который понимал, что я фотографирую то, что обнаруживаю, и местный гид, который обычно занимался организациями для советских журналистов. Местный гид просто не понимал смысла спонтанности и способов работы фотожурналистов. Он очень сильно постарался добыть для меня несколько бриллиантов для съемки. Был очень горд собой и мне пришлось очень аккуратно объяснить ему, что это не то, что я приехал снимать.
Я бы объяснил так: мой московский гид был за гласность, а местный гид ее еще не знал. Я посадил их обоих перед собой спустя несколько часов после начала съемок и долго говорил о том, что мне нужно и какой будет книга. Я сказал, что не хочу их обижать, но мне не интересно фотографировать бриллианты, бивни мамонта и ансамбли народного танца. Когда они поняли, все наладилось.
Диего Голдберг / Diego Goldberg, Argentine, Buenos Aires
Вопреки моим ожиданиям мне не докучали никоим образом. Наоборот, все были более чем дружелюбны. Никто не позировал перед камерой. Я был более свободен, снимая здесь, чем в Соединенных Штатах. Там больше человек возмущаются, чем здесь. Насколько я могу судить, никому не говорили о том, кто я. Как они могли сфальсифицировать целый морской курорт? Я в основном фотографировал обычных русских граждан во время отдыха на пляже. Никто не убедит меня в обратном. Было легко, а люди оказались необыкновенно фотогеничными. Просто легче легкого.
Артур Грейс / Arthur Grace, American / Washington, D.C.
Мой гид, Валерий, оказался замечательным человеком. Очень профессиональным, очень приятным и очаровательным членом партии. Его работой было создать домашнюю атмосферу для меня. Но он умел подать себя. Ты должен быть слепым, аполитичным или сумасшедшим, чтобы думать, что это не влияет на тебя. У них у всех репутация работников спецслужб, и ты будешь дураком, если не поверишь в это. Если ты поверишь, что эти ребята отличные парни, значит, их цель достигнута. Лучшая часть этой стратегии – это попытка очаровать тебя и уподобить себе так, чтобы ты не хотел их обидеть или вовлечь в неприятности. Вот такая психология стоит за их теплотой. Эти джентльмены – безусловные профессионалы. Я испытываю огромное уважение к организации общественного мнения и разведки в этой стране. Эти ребята абсолютные профи. Есть фотографы, которые без ума от своих гидов и переводчиков, и не представляют, что с ними играют. Я нахожу это забавным.
Метью Нейтонс / Matthew Naythons, American / San Francisco, California
Для меня название книги должно быть таким «Задержан, но не арестован в Советском Союзе». Каждый раз, когда я просил своего коллегу из Агентства Печати «Новости» попросить разрешения на съемку у персонажа, последний отказывался. Даже когда я аккуратно объяснял, почему хочу запечатлеть его или ее, человек смотрел на меня и уходил. Я начал думать, что вся страна состоит из грубиянов, и я не мог дождаться своего отъезда. Это была зверски тяжелая работа. Каждый раз, когда все начиналось хорошо, подходил милиционер и начинал надоедать своими расспросами. Я не мог снимать в такой обстановке. Шел день, и я наконец-то начал делать неплохие снимки и получать больше удовольствия от страны. Вечером за ужином мои сопровождающие и я чувствовали, что вместе проделали огромную работу и провозглашали тосты до ночи. Я испытал чувство эйфории, которое редко испытывал в жизни.
Стив Кронгард / Steve Krongard, American / New York, New York
В течение дня мои гиды и я многое узнали друг о друге. У нас было несколько откровенных бесед, а при расставании мы крепко обнимали друг друга. В один из моментов мы проезжали мимо группы людей у вино-водочного магазина, и я попросил остановить машину. Один из гидов сказал нет, но я настоял. Он сказал, что люди в очереди доставят мне неприятности. Я ответил, что последние два года находился в Африке и привык к тому, что мне доставляют неприятности. Он все еще сопротивлялся. Я разозлился и потребовал остановить машину. Они остановили. Я сделал снимки. Когда я вернулся в машину, гид из Москвы сказал, что пока меня не было, гиды спорили. Точки зрения разделились. Московский гид занял мою сторону и сказал, что съемка очереди отличная сцена для фотографа. Гид из Волгограда сказал, что он патриот, и очередь не самая достойная вещь для показа. Он согласился, что тяжело приноравливаться к большей открытости.
Дэвид Си Турнли / David C. Turnley, American / Detroit, Michican
Фотографии для издания «Один день из жизни Советского Союза» были выбраны из более 127 000 снимков, сделанных 15 мая 1987 года. Ни один из них не старше другого более чем на сутки.
Листая книгу
«Один день из жизни Советского Союза»
Вы словно окажетесь в командировке в одной команде с великими фотографами Востока и Запада. Начнёте день меньше чем в 100 милях от Аляски с титулованным советским фотожурналистом Владимиром Вяткиным, совершите поездку на соколиную охоту среди величественных гор Тянь-Шаня в Средней Азии с голландским фотографом Франсом Лантингом, посетите заседание с Генеральным Секретарем Михаил Горбачевым вместе с советским фотографом Юрием Абрамочкиным, затем проникните в печально известную Владимирскую тюрьму с получившим Пулитцеровскую премию Эдди Адамсом.
Харрисон Салисбори / Harrison Salisbury.
Харрисон Салисбори / Harrison Salisbury.

Американский журналист и историк.
Работал в СССР в годы Великой Отечественной войны. Первый постоянный корреспондент «Нью-Йорк таймс» в Москве после Второй мировой войны. Автор исторических трудов
«900 дней. Блокада Ленинграда» (The 900 days. The Siege of Leningrad) (1969, переведён на русский в 1996), «Долгий марш» (The Long March: The Untold Story) (1985) и других. Лауреат Пулитцеровской премии (1955). В 1949-1954 годах шеф московского бюро «Нью-Йорк таймс».
Расстояния на карте по вертикали и по горизонтали впечатляют.
В этот майский день женщины сажают помидоры в Каракумской пустыне, покрываясь испариной от жары, поскольку температура там поднимается до 100 градусов по Фаренгейту. Двигаясь через пол континента на севере в Диксон, который находится выше Северного полярного круга, в этот же день температура, наконец, поднялась от зимней в – 70 градусов по Фаренгейту до летней – 32 градуса по Фаренгейту. Лето не за горами.

Советской Союз – это страна крайностей. В царское время монархии здесь провозглашали сувереном всех русских. Любой, переворачивающий страницы книги «Один день из жизни Советского союза» может легко понять почему. Существовало ли когда-либо государство такое же разнообразное, настолько богатое непохожими народами, культурами и географией? Даже Римская империя блекнет при сравнении.

За 40 лет путешествия по этим бесконечным тундрам, лесам и горам я думал, что увидел все. Но за 40 минут из этой книги я узнал больше в 1000 раз, чем проехав 1000 миль по России.

Здесь я нашел места, где и людей, которых ни американцы (и очень мало кто
из русских) когда-либо видел – за стенами Владимирской тюрьмы, ужасный изолятор Александра Солженицина, описанный в книге «Архипелаг Гулаг»,
с камерами, в которых мужчины и женщины в недалеком прошлом настолько страдали от холода, темноты и сырости годами, что смерть приходила к ним как избавление от мук. Фотографии, сделанные победителем Пулитцеровской премии – американским фотографом Эдди Адамсом (Eddie Adams), выглядели скорее, как ужасающие военные кадры, чем сцены из Солженицевского «Одного дня из жизни Ивана Денисовича». Но это не столь важно – важно,
что они шокируют.

Книга «Один день из жизни Советского Союза» показывает нам Россию бесстрастно, Россию без занавесов цензуры, ну или почти без нее. Все же остается много мест, в которые невозможно проникнуть. Но, только благодаря политике гласности Михаила Горбачева книга смогла точно отобразить жизнь советских граждан так, как она есть. Почти вся Россия здесь, ее плохие стороны на ряду с хорошими.

Красочная иллюстрация этой книги поражает даже людей вроде меня, хотя
я видел Россию во всем ее многообразии – и страшную жестокость Нацистского вторжения во Второй мировой войне, и последние дни Сталинского террора, и изменения Хрущевских реформ, и обнадеживающую эпоху Горбачева. Здесь Вы найдете прототипы вечных провинциальных жителей из Бельгийских городков Милета и Брюгге. Здесь, также и два парня
в кожаных куртках, похожие на героев из фильма «Заводной апельсин» – только эти привыкли к северному Иркутску больше, чем к гламурному Лондону.
Здесь и парящие космонавты в Звездном городке под Москвой, борющиеся между собой за жизнь в космосе. И фотография панели управления одного из блоков Чернобыльской АЭС – отрезанные переключатели с восковыми печатями и веревками на них, что создает впечатление, как будто они времен Екатерины Великой.
Россия – это люди.
Люди на этих фотографиях может и стремятся к американскому обществу потребления, но они хотят иметь свою собственную версию,
не версию «под копирку».
Генеральный секретарь Михаил Горбачев с министром иностранных дел Эдуардом Шеварнадзе запечатлены в Кремлевском кабинете. Картины отголоска гласности появляются почти на каждой странице: вот частные предприниматели, а вот русский побочный продукт в виде мускулистых фриков, называющих себя люберами (в честь города Люберцы). Эти качки являются настоящими подонками – они избивают хиппи, панков и металлистов, неожиданно появляясь как демоны.

150 лет назад Гоголь спросил в произведении «Мертвые души»:
«Не так ли и ты, Русь, что бойкая необгонная тройка несешься? Дымом дымится под тобою дорога, гремят мосты, все отстает и остается позади…

Русь, куда ж несешься ты? … Гремит и становится ветром, разорванный в куски воздух; летит мимо все, что ни есть на земле, и, косясь, сторонятся и дают ей дорогу другие народы и государства.»

Троек теперь нет, но мир до сих пор удивляется, куда мчится Россия.
Слова Гоголя – слова поэта. Возможно, однако, благодаря замечательной книге «Один день из жизни Советского Союза» мы можем найти новые и лучшие намеки на то, где Россия находится сейчас, а также получить небольшое представление, куда она, возможно, направляется.
Летучка. 15 мая 1987 год, Минск. Фото: Юрий Иванов
"Один День из жизни Советского Союза" 15 мая 1987 год.
"Летучка". Минск, Белорусская ССР. Фото: Юрий Иванов
О ТОМ, КАК ДЕЛАЛСЯ и ПРОХОДИЛ
"Один День из жизни Советского Союза"
Дэвид Коэн (David Cohen) - продюссер фотопроекта
"A Day in the Life of the Soviet Union"
Москва, 1987 год. Фото: Юрий Абрамочкин
Жан-Кристоф Кастелли /
Jean-Christophy Castelli


Писатель может безопасно долго искать преувеличения, поскольку это происходит лишь в глубине его сознания. Фотожурналисту,
с другой стороны, приходится залезть в свою сумку, чтобы достать свой фотоаппарат, но
к моменту, когда он достает Nikon F3, разъяренная бабушка уже кричит: «Не надо!» (если говорить дословно, это звучит как «не обязательно это делать», в действительности же это означает «убирайся, паршивец») и местная милиция к этому моменту уже получает сигнал тревоги.

Этот сценарий, многократно повторяющийся
с участием пятидесяти увлеченных в проект западных фотографов, нескольких сотен подозрительных милиционеров и 1000 сданных пленок Kodachrome преследовал членов команды проекта «Один день из жизни Советского Союза» с первого дня. Распахнет ли Советский Союз в действительности свои двери или покажет фотографам всего лишь свои ненастоящие фасады современных «потемкинских деревень»?

Двери действительно немного приоткрылись, хоть и не без одного или двух поскрипывающих «протестов» слегка ржавых петель, но достаточно широко, чтобы пропустить группу прекрасных мировых фотожурналистов. Им дали беспрецедентный шанс, и они привезли обратно наиболее полное документальное свидетельство о жизни в Советском Союзе, когда-либо опубликованное на Западе.

«Один день из жизни Советского Союза» – это история о том, как невозможная мечта в головах учредителей проекта Рика Смолана
и Дэвида Коэна стала реальностью, которую Вы держите в своих руках. В этом альбоме фотографий также заключена историческая ценность. Он описывает обычный день, но он отражает период невероятных перемен в Советском Союзе: политика гласности Горбачева, открытость – такова была атмосфера, находящаяся позади проекта «Один день из жизни Советского Союза». Это была политика все еще в своем зародышевом состоянии, но которая дала возможность уже хотя бы задуматься о таком проекте.

Это все началось с закрытой двери в период, предшествующий дням гласности в 1984 году, когда фотожурналист Рик Смолан и редактор Дэвид Коэн проходили мимо советского посольства в Вашингтоне с текстом вступления
в «National Geographic» под редакцией Балла Гарда подмышкой и невероятно странным книжным предложением. Смолан уже к этому моменту имел значительные достижения. Несколько лет ранее у него была сумасшедшая идея послать 100 самых известных фотожурналистов в разные части Австралии, чтобы они снимали эту страну в течении одного дня. В результате книга «День из жизни Австралии» продалась тиражом более 200 000 экземпляров по всему миру. Его партнер Дэвид Коэн, прежде управляющий редактор фотоагентства
в Нью Йорке «Contact», присоединился к Смолану в работе над продолжением серии книгой «Один день из жизни Гавайи» (2 декабря 1983 года). Возможно, Советский Союз не являлся логическим продолжением книги о маленького тихоокеанском рае. Однако, все-равно люди из посольства выслушали молодых издателей вежливо и сказали, что они свяжутся в будущем с ними.
Они этого не сделали. Смолан и Коэн позднее узнали, что те советские люди решили, что они слишком молоды и не стали расценивать их как бизнесменов.

Но, некоторые люди просто не могут принять слово "нет" в качестве ответа.
Как настойчивые торговые агенты, Смолан и Коэн снова вернулись весной 1984 года с их новым бестселлером «Один день из жизни Канады» подмышкой. Теперь, когда они написали о второй в мире самой большой стране, они были готовы к Советскому Союзу.

Вместо этого, однако, они стали снимать «Один день из жизни Японии».
Но теперь уже, договорившимися с боящимися всего японскими бюрократами, преодолев языковой барьер и успешно вторгнувшись в закрытое общество они были готовы к Советскому Союзу. С четырьмя изданиями «Дней из жизни» Смолан и Коэн даже выглядели старше. Тем более, что фоторедактор из журнала «Time» Арнольд Драпкин, ветеран нескольких изданий «Дней из жизни», замолвил словечко за ребят во время одного из визитов в Москву.
Но, все равно явного ответа не последовало. Поэтому, готовые к отказу, Смолан и Коэн взяли на себя ответственность за один из наиболее амбициозных проектов в истории фотожурналистике.
Второго мая 1986 года они представили «Один день из жизни Америки».

Примерно в это время издатель American Showease Ира Шапиро присоединилась к Смолану и Коэну в настойчивых попытках сделать сенсацию. Видение Шапиро проекта было куда более идеалистичным чем то, как замышлялся «Один день из жизни» аля "давайте догадаемся как нам сделать этот проект успешным и востребованным". Она представляла проект «Один день из жизни Советского Союза» как мостик понимания между двумя супернациями. Шапиро предприняла две поездки в Советский Союз для проведения переговоров по поводу проекта. И каждый раз, когда Смолан и Коэн начинали сдаваться этом деле, Ира побуждала их попробовать еще разок.

Осенью 1986 года «тройка» предприняла поездку в Москву для серьезных переговоров с официальным советским газетным издательством «Новости». После дня деловых встреч две вещи стали очевидными: первая, что Смолан
и Коэн никогда не получат даже отдалено подходящие условия для работы над проектом «Один день из жизни Советского Союза», и второе, что они не смогли даже просто найти ресторан в собственном отеле, который обслужил бы их. Плохой знак для проекта, для которого необходимо точное логическое планирование графика. Старый работник отдела «Time» в Москве сказал оставить им надежду, но они не сдались.

На деле оказалось, что уже несколько недель спустя все стало вставать на свои места. Пропаганда гласности в Москве начала набирать обороты. «Один День жизни в Америке» попал на вершину «Нью Йорк таймс» и стал бестселлером, где он оставался дольше, чем космическая станция «Мир» на орбите. И в день Рождества 1986 года, неизвестная для Смолан и Коэна группа американских школьников презентовала Генеральному секретарю Горбачеву «День жизни Америки», доказывая, что в нем есть и Санта Клаус.

Неожиданно Смолан, Коэн и Шапиро смогли соткать из всех имеющихся советских красных ниток некое подобие красного ковра. Пропорция оказалась следующая: 50 западных фотографов и 50 фотографов из Советского Союза были отобраны Коэном и издателем Коллинз (Collins) и одобрены Агентством Печати «Новости». Не было никакого редакционного вмешательства АПН
в финальный выбор фотографий для Американского издания, и полная свобода для Советского Союза выпускать свою собственную версию. А также главная договоренность: АПН согласилось, что все пленки со снимками за тот день могли быть вывезены из Советского Союза не проявленными.

Издательство АПН рассчитывало также получить собственную книгу уже осенью 1987 года, чтобы отпраздновать 70 годовщину Великой Октябрьской революции. Отдел по продажам Издательства Коллинз, возглавляемый Кэролом Бидником и Дебби Донелли с удовольствием, согласился. Хороший капиталист, Бидниг понимал, что праздник Красного Октября совпадает по времени с Белым Рождеством – сезоном активных продаж книг.

Однако возникла проблема в том, что Смолан и Коэн, предполагая, что их желание фотографировать в Советском Союзе, не будет реализовано, уже согласились на съемки очередного проекта «Один день из жизни Испании». Чтобы сделать два проекта, потребовалось бы время для съемки, редактирования и верстки книг – период времени, недостаточный даже для издания одной книги. Глава издательского процесса Равти Ричардс был услышан однажды бормочущим «две ужасные идеи одновременно». Для арт-директора Тома Уокера перспектива создания двух мульти миллионных произведений одновременно вызывала видение кошмарного хаоса, где танцоры фламенко танцевали в Сибири, и Советская армия переходила границу Севильи. Но Смолан и Коэн были мастерами держания ситуации на поводке. Они смотрели с такой точки зрения: почему нет? Все получилось благодаря организационным навыкам проектного менеджера Cathy Cuealy
и интенсивной работе испанского штата. Мадридский офис доказал, что он стал бесценной базой для разработки советского проекта.

Уильям Колинз из британского публицистического дома, закатил глаза,
услышав про очередную недолговидность его молодых американских предпринимателей, и, как добрый партнер, согласился помочь проекту, который был в действительности убыточным с самого начала.
"Один День из жизни Советского Союза". 15 мая 1987 год.
Отдых рабочих на АвтоВазе. Тольяти, РСФСР. Фото: Jerry Valente, USA
Опубликовывая затраты, команда «Одного дня из жизни» гордилась Спилбергскими по размаху бюджетами – стоимость книги «Один день из жизни Советского Союза» равнялась целым 2,5 миллионам рублей (4 миллиона долларов). Смолан и Коэн всегда надеялись на щедрость основных корпораций для финансирования и обслуживания их проекта, но в случае данного проекта спонсорство было проблемой – в конце концов, в Советском Союзе само правительство является единственной главной корпорацией
в стране. Американ Экспресс, щедрый спонсор прошлых проектов «Одного дня из жизни», попросил покинуть Родину без них. Силы расшевелить кококольные войны между Coke и Pepsi потерпели фиаско. И поэтому «Один день из жизни Советского Союза» получил спонсорскую поддержку только четырех компаний: Kodak, Nikon, Pam Am и Sony - вместо обычных десяти.

Найти 50 лучших фотографов для проекта было меньшей проблемой:
в то время как новость о проекте распространялась среди журналистов по сарафанному радио, они сами звонили «Одному дню из жизни». Это была командировка жизненного значения, такая, которая прельщала даже самых пресыщенных фотографов, хотя они и продолжали перелетать в разные места, сводя координатора полетов Карена Бакке с ума.


Проект теперь был готов к запуску к началу и 2 апреля 1987 года маленькая нервно волнующаяся группа «Одного дня из жизни» наконец коснулась советской земли. Пережив прохождение паспортного контроля в московском международном аэропорту, трясущийся коллектив смотрел как более 100 коробок выехало на багажную карусель. Это был московский офис в своем полном составе – семь человек собрались вместе под руководством совместного директора Дэвида Коэна вместе с компьютерами Apple, копировальными аппаратами, канцтоварами, ручками и американскими сувенирами, но только советские таможенники не выглядели счастливыми.

И в тот момент, когда казалось наилучшим вариантом для группы «Один день из жизни Советского Союза» было бы отречься от их миссии и вскочить на следующий самолет во Франкфурт, делегация пресс-агентства «Новости» вышли на встречу поприветствовать их – все с ослепительными улыбками
и сердечными рукопожатиями. За меньшее количество времени, чем требуется, чтобы найти такси в аэропорту Кеннеди, все прошли таможню и были на пути на обед, который непрестанно сопутствовал икрой и водкой, и повторяющимися тостами за прекрасное будущее проекта.

Во всяком случае это было начало восьми недельного интенсивного курса на советский манер по тому как делаются дела в этой жизни. Первое правило большого пальца называлось «проблем нет»: не волнуйся, все может быть решено. Второе правило гласило – что, если что-то не могло быть решено, могло быть разрулено благодаря великодушному тосту за успех проекта.
Третье правило было: все не так, как кажется. По факту почти ничего не было таким, каким казалось.

Но ни атмосфера доброжелательности, ни постоянно меняющиеся реалии проекта, не могли замаскировать ужасно трудную работу советских мужчин
и женщин, которые были готовы рисковать больше, чем быть оцененными, чтобы превратить наш странный тест «гласности» в реальность. Работа десятков людей и нескольких агентств покоилась прочно на широких русских плечах трех представителей АПН, назначенных заниматься все рабочее время этим проектом. Евгений Зыков (официальная должность которого в АПН была старший научный редактор) привнес неоценимый вклад очарования и дипломатических навыков в каждый аспект его работы – вот один пример его дипломатичной интерпретации слов: (Коэн на английском: «Это абсолютно неприемлемо», Зыков по-русски: «Дэвид извиняется, но это вероятно, немного неподходящее на данный момент…»). Борис Поликовский – хваткий советский мужчина, раздобыл буквально сотни разрешений с помощью одного ассистента и не слишком надежного инструмента, советского телефона. Сергей Никитенко – сохранял спокойствие Будды даже в самые тяжелые времена, такие как, например, два дня до дня приезда фотографов 10 мая, когда было обнаружено, что все пятьдесят виз не были действительны до наступления
11 мая. Никитенко исправил это и заставил штат представить его как поверенное лицо, несмотря на то, что никто не знал, как и почему он был так близок этому проекту, и вообще о нем заботился в конце концов.
"Один День из жизни Советского Союза". 15 мая 1987 год.
Утренняя пробежка в городском парке. Баку, Азербайджанская ССР. Фото: George Steinmetz, USA
Если команда «Одного дня из жизни» и могла научить советских людей чему-то взамен, так это тому, как не относиться к вещам чересчур серьезно. Команда была безнадежно слишком радостной ни к селу, ни к месту в дорогом, но серьезном отеле Международном, который был московским ответом отелю Атланта – особенно странно смотрелся редакционный координатор Торин Бойд, разноцветная рубашка которого с надписью на ней «Святой Базилик» была самым ярким предметом в Москве.

Проектное исследование началось с длинного списка городов и объектов, предложенных издательством Новости, простирающегося от злободневного («Чернобыль годом позже») до смехотворного («Молодая работница - бой-баба кормит молоком из бутылочки новорожденную норку в Пушкинской пушной звероферме»). Командировочная команда, состоящая из Д. Гортона, Билла МакКабе, Марка Рикоффа и Грейс Ворнек предложили свой собственный длинный список с идеями, многие из которых казались даже более странными для русских («Генеральный секретарь Горбачев, отдыхающий дома с семьей»
и «самая печально известная тюрьма в Советском Союзе»). Информационный поиск на территории 8.646.400 квадратных миль в течение пяти недель был даже вне вопроса, поэтому редакторы надеялись на их журналистский опыт (Кордон был редактор «Одного дня из жизни Америки») их знание обстановки дел в Советском союзе (Рыков и МакКабе были специалистами в вопросах Советского Союза, учившиеся этому в городе Колумбии) и некоторых догадках, навеянных вдохновением. Добыча доступа в закрытые места и объекты напоминало искусную игру, с карточной комбинацией из пяти карт – «Я увижу ваш еврейский автономный регион и ядерные станции…» - с одним маленьким нюансом: советские люди имели самое большое количество карт из колоды и все фишки. Они были любезными хозяевами и все-равно позволили нам выиграть несколько раундов.

По мере приближения съемок 15-го мая «Один день из жизни Советского человека» (под таким названием проект известен на русском языке) начал привлекать всевозможное внимание общественности.

Советские люди оказались такими же адептами в разжигании ажиотажа вокруг события, созданного СМИ, как и их американские партнеры. «Советская культура», «Известия» и «Комсомольская правда» сделали не то чтобы невозможное, но данных о тираже (более 40 миллионов экземпляров одной «Комсомольской правды») было вполне достаточно, чтобы впечатлить даже Пати Ричардз, пережившей три массированных компании в СМИ с «Днем из жизни». После нескольких минут разговоров о мире и понимании Коэн откинулся назад и обратился к журналистам: «Вы знаете, прежде всего, я бизнесмен. Я хочу, чтобы эта книга была продана в количестве трехсот тысяч экземпляров…». Советские люди, которые традиционно уважающие бизнесменов и большие цифры, были явно поражены.

Команды из ABC News, «20/20» и «Today show» компании NBC были также готовы к приезду Смолана и западных фотографов, чье прибытие благодаря Никитенко прошло без сучка без задоринки. Наряду с их западными коллегами фотографы Восточного блока – большинство из Москвы, а некоторые из далеких Улан-Батора и Гаваны – представляли разительный контраст. Вот они, профессиональные фотографы на вершине своей карьеры, и все же они были лишены одного качества, которое всегда сопутствует фотожурналистам, – необъятного эго. Настроение на открытии было едва сдерживаемым возбуждением, смешанным с нервозностью.

После нескольких дней круглосуточного надзора координатора по логистике Льва Стовбуненко коробки с пленкой были быстро пропущены через Шереметьево. И только после того, как коробки были надежно зафиксированы в широких креслах первого класса рейса Пан Американ до Франкфурта, западные фотографы позволили себе немного выдохнуть – их последний коллективный акт перед подведением итогов своих эксцентричных одиночных скитаний (до следующего приглашения от Смолана или Коэна).
ЗАКЛАДКА АЛЛЕИ НА ВОРОБЪЕВЫХ ГОРАХ
УЧАСТНИКАМИ ФОТОПРОЕКТА.
Двери действительно немного приоткрылись, хоть и не без одного или двух поскрипывающих «протестов» слегка ржавых петель, но достаточно широко, чтобы пропустить группу прекрасных мировых фотожурналистов. Им дали беспрецедентный шанс, и они привезли обратно наиболее полное документальное свидетельство о жизни в Советском Союзе, когда-либо опубликованное на Западе.
"Один День из жизни Советского Союза" 15 мая 1987 год.
Москва, Красная площадь. Фото: Larry C. Price, American / Philadelphia
В этом году проекту «A Day in the Life of the Soviet Union» исполняется 30 лет. Отличный повод, чтобы оглянуться и осознать, что живем уже в другой стране, с иными границами. И, самое время, нам фотожурналистам, повторить этот грандиозный проект только уже под названием "A Day in the Life of the Russia". С помощью профессионально сделанных снимков показать россиянам по-другому то, что они видят каждый день, а мировому сообществу напомнить, что Россия по прежнему велика, прекрасна и могущественна.
Василий Прудников
Директор РУСС ПРЕСС ФОТO
пресс-конференция
15 мая 2017 года, РУСС ПРЕСС ФОТО при поддержке МИА «РОССИЯ СЕГОДНЯ» провел пресс-конференцию,
на которой встретились непосредственные участники фотопроекта: Евгений Зыков (старший научный редактор АПН по работе с иностранными издательствами), фотографы АПН – Юрий Абрамочкин, Владимир Вяткин, Виталий Арутюнов, Марина Юрченко, Анатолий Морковкин, Владимир Федоренко, Юрий Кавер, Александр Поляков, Сергей Самохин, Юрий Сомов, Фридрих Гринберг, фотожурналист «Огонька» Игорь Гаврилов, фотограф Валерий Плотников.

Смотреть ВИДЕО встречи можно здесь:
http://pressmia.ru/pressclub/20170515/951540746.ht...
comments powered by HyperComments
Made on
Tilda